В рамках рубрики «Теория и практика» мы пообщались с Мариной Турлай, основателем марки Marina Turlay Designt и узнали, в чем преимущество сочетания бересты и керамики, и каких успехов удалось добиться бренду за два года.


Марина Турлай

Марина, почему вы стали заниматься берестой?

До запуска бренда Marina Turlay Design я училась и получала необходимые знания — ведь дизайн это долгий путь, нужно очень много чего уметь и знать. Два с половиной года назад в рамках учебного брифинга нам, студентам Британской Школы дизайна, поставили задачу создать успешный продукт в условиях кризиса и программы импортозамещения. Это было интересное задание — потренировать мозг и найти плюсы в сложившейся ситуации, ведь дизайнеры должны чутко реагировать на актуальные темы. Я обратилась к традиционным для нашей страны ресурсам и техникам, экспериментировала с локальными материалами, в том числе, с деревом и корой.

marina-turlay-history_2

Береста недооценена современными дизайнерами — ее прочность и эластичность, слоистость, водонепроницаемость и экологичность заинтересовали меня. Но бересте нужен своеобразный каркас, появилась идея скомбинировать ее с керамикой. К сожалению, студенческие проекты обычно не идут дальше финальной выставки, мне показалось это нечестным, ведь столько труда в них вложено, и я запустила собственными усилиями личный бренд. Проект нашел теплый отклик у людей, и на меня сразу посыпались заказы.

С какими трудностями вы столкнулись при серийном производстве?

Керамические модели были простыми, но адаптировать их к условиям производства оказалось сложной задачей. С подобными проблемами сталкивается каждый дизайнер — придумать и сделать в единичном экземпляре можно все что угодно, а пустить в массовое производство — совсем другая задача. Нужно уметь договариваться и быть готовым к изменениям, но, в то же время, отстаивать свою идею. Вот здесь как раз и нужны знания. Производитель адаптирует модель под условия производства, ему плевать на дизайн. Но, когда он видит, что дизайнер разбирается в технологии, наступает период «притирки» и споров, заканчивающийся компромиссом. Так получилось в моем случае, нам вместе удалось сделать модель удобной для изготовления и не потерять эстетические качества. Хотя некоторые модели пришлось исключить из коллекции в виду производственной непригодности.

marina-turlay-history_7
Фото: Юлия Захарова

Вы производите все сами или сотрудничаете с подрядчиками?

Коллекция бренда включает в себя две части, керамику и бересту. Керамическое производство в России имеет долгую историю, поэтому найти производителя можно. Для обработки бересты я нашла свою технологию, основанную на традициях мастеров Сибири и Дальнего Востока. Не знаю, жива ли она до сих пор, и есть ли аналоги в Центральной России. Поэтому эту часть изделий мне пришлось взять на себя, но я ищу возможность отдать и это на аутсорсинг — дизайнер должен заниматься дизайном, а не производством.

Marina-Turlay_2

Удалось ли вам выстроить идеальную схему работы? Какой ключевой фактор риска?

Сложнее всего было «поженить» керамику и бересту. Оба материала капризные. Керамика дает усадку, что затрудняет работу с расчетами. Береста нестандартна, каждый лист уникален, как кожа. Многое зависит от региона, периода сбора и так далее. Это и делает каждое изделие бренда неповторимым. Период разработки шаблонов и лекал длился около года. Я чувствовала себя как разработчик фешн-коллекции — каждое керамическое изделие нужно было «обмерить» и «задрапировать» в бересту. Теперь процесс налажен, что позволяет увеличить количество изделий, чтобы каждый заказчик получил свой сервиз.

marina-turlay-history_8
Фото: Roman Striga

Расскажите о ваших бестселлерах.

Людям нравятся светлые кружки с темной берестой — сочетание белого и коричневого необыкновенно красиво, набирают кружки из коллекции «Dots» с азбукой Брайля. Меня это очень радует, ведь я за инклюзивный дизайн.

marina-turlay-history_4

В каком направлении вы хотите развиваться?

Говорить о менеджменте как таковом пока рано, сейчас у меня небольшое эксклюзивное производство, аналогов которого на рынке я не видела. Предметному дизайнеру в России приходится работать еще и с оперативными заказами, поэтому это очень активный и замотанный человек. Если у кого-то для этого есть отдельный сотрудник, вам несказанно повезло. Заказчики, как правило, сами забирают изделия, либо я привлекаю курьерскую службу. Также коллекции бренда можно приобрести в некоторых магазинах Москвы, Санкт-Петербурга и Минска. Сейчас разрабатывается упаковки и новые модели, люди хотят другую посуду в том же стиле — тарелки, чайники.

marina-turlay-history_5
Фото: Юлия Захарова

Вы сочетаете продажи с участием в выставках?

Одним из первых событий, где я представляла свой бренд, была Минская Неделя Дизайна, на которой я читала лекцию об эмоциональном дизайне. В феврале, как победитель конкурса Talents в категории Ethical Style, еду на выставку во Франкфурт, где буду единственным представителем из России. Кроме того, объекты коллекции «Dots» взял в экспозицию Государственный Дарвиновский музей.

marina-turlay-history_6

Откуда черпаете вдохновение?

Дизайнер в первую очередь создает для человека. Изделие должно быть эстетичным, удобным, безопасным, тогда оно будет нравиться. Поэтому мои кружки без ручек. Ручка у кружки — это костыль, который приделали к изделию, чтобы оно не обжигало. Но зачем ручка, если береста защищает от нагрева? К тому же, держаться за живой материал намного приятнее.


Меня вдохновляют люди


Вдохновение касается и традиций. Охотники и рыбаки Дальнего Востока брали с собой только самое необходимое. Поэтому хранилище для наживки они делали из подручного материала — бересты. Ее сдирали ножом, нагревали и делали крепкие коробочки, которые крепились за счет конструкции самой бересты. Это ли не вдохновение для дизайнера?

Используете ли опыт и идеи иностранных коллег?

Я слежу за тенденциями на рынке дизайна и смотрю, что делается в мире. Меня всегда поражало, насколько развит дизайн в других странах и насколько трепетное к нему отношение. Но это касается прежде всего стран с развитой экономикой. Например, творческие индустрии Великобритании приносят в бюджет этой страны львиную долю дохода. Получив образование, я стала понимать, что методы дизайна можно применять также для решения сложных задач в разных сферах — от политики до изменений в работе школьной столовой.

Какой интерьер у Вас дома?

Приверженность только одному стилю не для меня, поэтому у меня дома для каждой комнаты свой стиль. На кухне, например, стиль парижского кафе, со всякими милыми штучками, в гостиной — фьюжн. Все вещи, кроме крупногабаритной мебели, привожу из поездок, они напоминают мне о приятных моментах жизни.

Чем ваши изделия принципиально отличаются от подобных товаров на нашем рынке?

На мой взгляд, уникальность изделий бренда в сочетании керамики и бересты. Оба материала идеально подходят для продуктов и напитков — вспомним хотя бы антибактериальные и водонепроницаемые свойства бересты. Меня часто спрашивают, не случится ли чего с берестой в процессе эксплуатации, можно ли ее мыть. Это печально и говорит о все большем отрыве современного человека от природы и традиций. На блошиных рынках я видела изделия из бересты 19 века, подтверждающие долговечность и прочность материала. Что касается рынка в целом, мне кажется, не хватает эко-посуды, подходящей под интерьер современной кухни. В основном представлены традиционные и уже скучные мотивы, либо азиатская штамповка.

marina-turlay-history_9
Фото: Юлия Захарова

С какими технологиями и материалами работаете, какие хотели бы освоить?

Я работаю с фаянсом и берестой, хочу сочетать бересту со стеклом. Этот материал поможет показать обе стороны бересты в одном изделии — светлую и темную. Но пока на очереди фарфор. Еще есть желание создать ювелирную коллекцию с включением бересты. Также планирую поэкспериментировать с другими видами коры. Недавно видела необыкновенные изделия латвийского дизайнера Sarmite Polakova, выполненные из коры сосны — удивительное количество изделий! Кстати, автор использовала этот материал не просто так. В Латвии растет много сосен, которые являются основным строительным материалом, а кора при их обработке, как правило, нигде не используется. Во многом ее опыт совпал с моим. Оказывается, в России кора березы уже давно не заготавливается для промышленных целей как раньше, а выбрасывается. Но есть регионы, где бересту все еще собирают, и ее можно приобрести для разных целей.

В чем вы видите основную задачу современного дизайна?

У современного дизайна много задач — все зависит от области, в которой работает дизайнер. Как промышленный дизайнер, считаю, что мир усложняется, дизайн становится все более нематериальным, в связи с чем основная задача дизайна сегодня — делать сложные вещи проще. Например, я работаю над инструментом, помогающим осознанно использовать эмоции при создании любого продукта, пытаюсь сделать сложный мир эмоций понятнее. Как дизайнер марки Marina Turlay Design я вижу основную задачу дизайна в сохранении и переосмыслении традиций с учетом новых возможностей и современных технологий. Так мы передаем знания будущему поколению дизайнеров, как те люди, которые передавали умения охотников и рыболовов Дальнего Востока.

Подробнее о коллекции можно узнать на сайте Marina Turlay, страницах Facebook и Instagram.

Подготовка материала: Светлана Липкина

Подготовка материала: Светлана Липкина


  • 3
  •  
  •  
  •  
  •