В рамках рубрики «Теория и практика» мы встретились с дизайнером Надеждой Семчишиной, автором марок Poetry Geometry и Pureform, чтобы понять, чем занимается мультидисциплинарный дизайнер.


Nadya-Semchishina-history

Надежда, как вы поняли, что хотите стать промышленным дизайнером?

Начинала я как графический дизайнер. Однажды поймала себя на мысли, что больше времени провожу, вдохновляясь примерами промышленного дизайна. Я поняла, что графический дизайн — это для меня какая-то эфемерная форма, в основном всё на экране монитора или недолговечно. Сначала я просто рисовала идеи предметов для себя, «в стол», но не знала, куда с ними идти дальше. Потом решила создать что-то из керамики, причем не в одном экземпляре, а именно тиражируемый образец. Нашла преподавателя и собственными руками сделала соковыжималку: сама спроектировала форму и отлила ее из керамики. И когда я первый раз взяла ее в руки, я поняла, что эти ощущения ни с чем не сравнить — осознание того, что ты держишь в руках вещь, которая была у тебя в голове. С керамикой тогда не продолжилось, но для меня стало раз и навсегда понятно, что я хочу делать.

Тяжело ли было начинать? Где вы учились?

Моя проблема и, наверное, преимущество в том, что у меня в голове нет границ, я не зацикливаюсь на проблеме, мне кажется, что все возможно. Про промышленный дизайн я изучила очень много книг, все, что нашла, прочитала интервью многих известных дизайнеров. Когда я пошла учиться на летние курсы в Британскую высшую школу дизайна, у нас была очень маленькая группа и замечательный состав педагогов — это был очень важный этап. Я впервые общалась с промышленными дизайнерами, смогла показать свои работы профессионалам. Позже я поехала учиться в Милан. В Политехнико ди Милано (Politecnico di Milano) был воркшоп Патрисии Уркиола (Patricia Urquiola). Работы Патрисии мне нравилась и я хотела понять как она работает, как думает, кто этот человек, который делает эти прекрасные вещи. Она произвела на меня очень сильное впечатление, этот опыт мне очень помог, и это, наверное, потом отразилось на моей работе и моем подходе.


Нужно было четыре предмета


В 2013 году стартовал проект Rub Design Book — книга-каталог, в которой русские, белорусские и украинские дизайнеры могли опубликовать свои работы. Нужно было четыре предмета, некоторые я специально спроектировала для книги. Там были светильники Sweet Home, зеркало Fraulein, стул и батарея. В итоге взяли только стул и батарею. После этого закрутилось, я даже не помню с чего все началось. Меня пригласили участвовать в русском павильоне в Милане, поехать я не смогла, но заказала публикацию своих проектов в каталоге. Затем мои светильники опубликовали в февральском журнале Elle Decoration. Их заметила куратор из Петербурга, Татьяна Кудрявцева, и пригласила меня на выставку Predmet. Ей понравилось зеркало, которое как раз было спроектировано для книги Rub Design Book, и она сказала, что хотела бы увидеть его на выставке. Тогда я в первый раз подумала о том, чтобы сделать полноценный прототип.

Nadya Semchishina_1

Nadya-Semchishina-history-2

В России непросто найти подходящее производство, насколько тяжело было технически?

Зеркало еще до выставки захотела купить одна из московских компаний. Мы искали производство — нужно было гнуть трубы, но ни у кого не было нужного оборудования. Казалось бы, довольно простая конструкция, но в нескольких фирмах нам просто отказали. Когда же речь зашла о выставке, я все-таки взялась и сама нашла производство — сделали одно зеркало. Мне все погнули, покрасили, изменения были совершенно минимальными, и они не отразились на внешнем виде.


Придумать вещь, произвести ее и продать — это три отдельные истории


На выставке меня увидела компания lllooch, русские ребята, которые производят свою мебель. Они пригласили меня в Милан на Homi Milano. Сейчас они открыли шоурум в Берлине и продают там свою мебель и предметы других русских дизайнеров. Мое зеркало тоже там представлено. На продажу у меня попросили две штуки. И тут я столкнулась с проблемой — придумать вещь, произвести ее и продать — это три отдельные истории. Производить два предмета очень дорого, дешевле заказывать небольшую партию. Если производство в России, многие ожидают низкой цены, но это не так, цена получается высокой. Конечно, есть марки, у которых стоимость гораздо выше. Люди у нас готовы платить за итальянский бренд, но не за русский, хотя мое зеркало в своем роде уникально, такой конструкции нет. Мы ставим такую цену не потому, что хотим побольше заработать. Это цена складывается из себестоимости изделия. Никто не закладывает свою работу как дизайнера, но я не могу продавать ниже себестоимости.

Есть ли интерес крупных компаний или государства к русскому дизайну?

В основном российское производство развивают энтузиасты. Ко мне периодически обращаются небольшие компании, например, зимой я делала дизайн-проект устройства для слепо-глухих людей, сейчас он собирает инвестиции на российской краудфандинговой платформе. Что касается крупных компаний и государства — ко мне с серьезными предложениями никто не обращался. Чтобы сделать хороший продукт по доступной цене, требуются большие тиражи и, соответственно, вложения. Русский дизайнер не может заказать партию в Китае, это большие деньги, поэтому дизайнерские вещи по определению не могут стоить дешевле, чем масс-маркет. Но я не думаю, что привлекать людей к русскому дизайну нужно низкой ценой. Лучше предлагать интересный дизайн и хорошее качество по стоимости на уровне европейских брендов.

С какими материалами вы работаете, принципы, которым следуете в проектировании?

Я работала уже с керамикой, металлом, деревом, текстилем, стеклом. Бренд Poetry Geometry — более дорогой и мелкосерийный, можно сказать экспериментальный, там я работаю с различными материалами и сейчас готовлю коллекцию светильников из стекла. А недавно мы с партнером запустили новую марку мебели и аксессуаров из дерева — Pureform. Это ручное производство, мы все делаем сами: закупаем материал, производим, формируем стоимость. С пластиком я работала только как дизайнер для других компаний. Но мебель я совсем не вижу из пластика. Я сторонник эко-материалов и к тому же веган, то есть проектировать изделия из натуральной кожи против моих правил. Еще важным я считаю не делать лишних вещей в нашу эпоху сверхпотребления. Каждая вещь должна быть функциональной, качественной и эмоционально насыщенной.

Pureform_1

Мне очень нравится работать с метафорами, чтобы в вещи была не только форма, а какая-то поэзия, что-то, что создавало бы человеку настроение, заряжало бы и радовало. Еще я бы хотела попробовать себя в искусстве — уйти от функции и поработать с содержанием. Сейчас готовлю ювелирную коллекцию и серию инсталляций.

Сколько времени уходит на создание вещи, от идеи до готового изделия?

Все по разному происходит. Открою секрет, зеркало я придумала за одну минуту. А, скажем, прошлым летом я делала коллекцию для одной компании, это заняло три месяца. Там было большое количество ограничений, и сам процесс размышления занял у меня три месяца. Не потому, что там были правки, а именно творческий процесс проходил таким образом. Правда, четких сроков не было. Обычно же у проектов есть сроки, в которые нужно укладываться. Затем какое-то время уходит на поиск производства и чертежи. В случае с Pureform, где мы сами все производим, на разработку первой коллекции от идеи до готового продукта ушло три недели.

Был ли у вас опыт работы с ремесленниками, возможно ли преобразовать ремесло в современный дизайн?

Наши промыслы, как мне кажется, — это очень большой ресурс, но он мало используется. Журнал AD недавно сделал проект «Новая жизнь старых промыслов»: пригласил пятерых дизайнеров и каждого отправил на производство, кого-то в Жостово, кого-то в Гусь-Хрустальный.


У нас нет такой «кнопки», чтобы можно было легко найти подходящего дизайнера


Здорово, если бы можно было сотрудничать с региональными производствами, которым интересно делать что-то в новом дизайне и которые обладают некой технологией, знают ремесло. Даже на фабрики, которые давно работают, приходят новые люди и они, возможно, не знают, как найти дизайнера. У нас нет такой «кнопки», чтобы можно было легко найти подходящего дизайнера. Мне было бы очень интересно поработать с ремесленниками. Хорошее производство — это своего рода добыча, такой поиск требует большого количества времени. Последний раз нужное мне производство я нашла через знакомых знакомых.

Промышленный дизайн в России — это альтруизм?

Я много работаю, но мне нравится такая жизнь, и я не чувствую никого насилия над собой. Мне не приходится себя заставлять. Клиентскую работу, наверное, я нормирую, в выходные ей не занимаюсь, но своими проектами могу заниматься круглосуточно. Я просто не могу этого не делать, скажи мне сейчас заниматься только тем, за что платят стабильные деньги, например делать сайты и логотипы, — я не соглашусь. Меня интересуют многие вещи, я верю, что все это решаемо, что можно делать то, что тебе нравится — жить той жизнью, которой ты хочешь жить. Мне хочется сказать молодым дизайнерам, что у меня не было ни знакомых в сфере дизайна, ни денег на учебу. Но мне хотелось учиться, и во многом я занималась самообразованием. И я думаю, что когда ты много работаешь, любишь то, что ты делаешь и веришь в себя, то приходят и возможности.

Подробнее о проектах можно узнать на сайте Надежды Семчишиной, а также сайтах Poetry Geometry и Pureform.

Подготовка материала: Светлана Липкина и Карина Еганян


  • 28
  •  
  •  
  •  
  •